Десятки миллионов рублей ущерба нанесли административные проволочки лесной отрасли Вологодской области.

Газета "Премьер"   №11 (959) от 22 марта 2016 г.

 

Без права на выезд

Лесопродукция, вывозимая за пределы России, должна иметь фитосанитарный сертификат международного образца. | Фото с сайта treedoma.ru

 

Десятки миллионов рублей ущерба нанесли административные проволочки лесной отрасли Вологодской области.

 

Производители лесоматериалов почти два дня не могли отгружать продукцию на экспорт из-за реорганизации Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору, которая прекратила выдавать сопроводительные документы.

Вологодский лес ждали в Европе, Азии, на Ближнем Востоке, а десятки контейнеров «застряли» на складах и железнодорожных станциях.

Транспортный коллапс

Любая лесопродукция, вывозимая за пределы России, должна иметь необходимый документ, который называется «Фитосанитарный сертификат международного образца». Такой сертификат подтверждает фитосанитарное состояние продукции и должен присутствовать вместе с сопровождающей транспортной документацией, будь то автомобиль, который везет лесопродукцию, морской контейнер или железнодорожная платформа.

Сертифицируется каждая партия товара: один автомобиль — один сертификат, два автомобиля — два сертификата. Это требование основано на безопасности поставляемой на международные рынки продукции и свидетельствует об отсутствии в древесине личинок карантинных вредителей леса. Документ выдается всем предприятиям-экспортерам региональным управлением Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору.

До 15 марта 2016 года все вологодские лесопромышленники, поставляющие круглый лес, пиломатериалы и другую продукцию механической обработки древесины на мировой рынок, безо всякого труда получали сертификаты в день обращения в региональную фитосанитарную службу. Для примера, одно вологодское лесоперерабатывающее предприятие в день по железной дороге или морским путем может вывозить из страны свыше 100 контейнеров лесопродукции. И на каждый был оформлен фитосанитарный сертификат.

15 марта ни один вологодский экспортер не получил необходимый документ, как следствие, отгрузка продукции по международным договорам остановилась.

«У нас два лесоперерабатывающих завода — в Вытегре и Харовске, — рассказал нашей газете Александр Алексин, начальник службы продаж пиломатериалов ЗАО «Группа компаний «Вологодские лесопромышленники». — 15 марта почти на два дня мы остановили отгрузку пиломатериала. На железнодорожной станции в Харовске остались 64 контейнера, предназначавшихся для отправки в морской порт. Железная дорога просто не приняла погруженные единицы без документов. Взамен нам не дали пустых контейнеров. На станции образовался коллапс. Остановились все машины, которые должны были везти груз по автодорогам. Нам пришлось разгружать и отпускать пустыми грузовики, уже прибывшие под погрузку, чтобы они смогли загрузиться в других регионах, а также отменять заказы на автотранспорт на ближайшие дни».

«У нас встало порядка 10 автомашин, — рассказал «Премьеру» начальник отдела сбыта пиломатериалов ОАО ЛХК «Череповецлес» Олег Трубачев. — Отгрузка была прекращена».

Такая ситуация продолжалась до 16 часов вечера 16 марта. Отгрузку остановили предприятия в Вологде, Бабаеве, Устюжне, Великом Устюге, Харовске, Вытегре.

 

Считают убытки

Причина срыва поставок на мировой рынок стала ясна в тот же день. 15 марта в результате реорганизации прекратило существование Управление федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному контролю Вологодской области.

Структуру в приказном порядке еще в ноябре 2015 года объединили с аналогичной в Новгородской области. В Вологде остался лишь филиал. В итоге 15 марта сертификаты на экспорт леса могло выдавать только Новгородское управление, а в Вологде не было ни бланков, ни печатей.

«А нас никто не поставил в известность, — говорит Олег Трубачев. — Видимо, забыли. Сообщение об этом появилось только 15 марта. Никто к этому был не готов».

«Как правило, утром мы подавали заявку на партию товара и в тот же день получали сертификат, — поясняет Александр Алексин. — 15 марта работа была парализована. Либо ехать в Новгород, либо останавливать отгрузку». Спустя почти 2 дня печати и бланки наконец «приехали» из Новгорода, и отгрузки возобновились.

В Вологодском филиале федеральной службы по фитосанитарному контролю «Премьеру» ответили, что неоднократно предупреждали новгородских коллег о том, что может сложиться такая ситуация.

«В результате реорганизации и образования нового юридического лица наша организация прекратила свое существование, — говорит заместитель руководителя Дмитрий Исупов. — На оформление документов потребовалось время. В итоге мы потеряли два дня. Мы не раз предупреждали новгородское управление, что такое может случиться. Мы сделали все возможное, однако ситуация все-таки вышла из-под контроля».

Ущерб, который понесли лесопереработчики-экспортеры, оценить сегодня трудно. Стоимость одних суток простоя грузовика составляет около 11 тысяч рублей. Каждый день в области на экспорт отгружаются сотни единиц транспорта с лесопродукцией. В договорах прописаны неустойки в случае срыва поставки продукции по вине поставщика. Поскольку покупатели — промышленные и торговые компании из стран Европы, Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии, штрафные санкции, которые могут быть предъявлены вологодским экспортерам, тоже номинируются в валюте, а их сумма может достигнуть миллионов рублей.

«Кто будет отвечать за это, нам пока неясно, — говорят в Группе компаний «Вологодские лесопромышленники». — Мы еще не знаем, будут ли предъявлены нам претензии за срыв поставок покупателями, и успеет ли часть грузов на забронированные под них места на кораблях или нет. Соответственно, непонятна сумма возможных претензий со стороны перевозчиков. Мы не знаем, какие потери понесла железная дорога. Должно пройти время, прежде чем станут понятны суммы прямых убытков, не говоря уже об упущенной выгоде от приостановки отгрузок».

 

Юлия Лаврова